kozlovekb9 (kozlovekb9) wrote,
kozlovekb9
kozlovekb9

Categories:

Шамир о правых левых сегодня

Левые и евреи
моё интервью.
Исраэль Шамир: «Современное левое движение захвачено противником. Так же, как и правое»
Известный публицист и соратник Ассанжа о пользе холодной войны и о том, как из современных левых делают сторонников трансгендеров.
— Положение левых трагично и во Франции, и во многих других странах. Левое движение так и не смогло оправиться от шока после падения СССР, хотя когда-то занимало очень хорошие позиции. Тому есть еще одна весомая причина. Дело в том, что наш стратегический противник — назовем его так, без имени — умеет из любого движения сделать его гнусного близнеца. Какое бы явление ни возникло в общественной жизни, ему удается клонировать что-то очень похожее, с тем же именем и фамилией, но нечто совершенно мерзкое. Левое движение тоже пострадало: ему изготовили близнеца, который многих отталкивает своими призывами к аномальной сексуальности и радикальной толерантности. Сегодня, когда во Франции или Англии говоришь, что ты левый, люди думают, что ты сторонник трансгендеров и гомосексуалистов. Это подмена, чистая уловка стратегического противника, и она никакого отношения не имеет к историческому пути левой идеи.


— Представить себе Робеспьера или Марата трансгендерами может только очень извращенное воображение.
— Да, как-то маловероятно. И не было у них такого желания. Но стратегический противник тратит сегодня огромные усилия на то, чтобы люди считали, будто этот самозваный близнец и есть левое движение. Причем денежные усилия. Вот, например, в Англии была левая газета The Guardian. Очень хорошее издание, я на нем вырос. Жил какое-то время в Великобритании, работал там и по утрам очень любил читать The Guardian. Она была не то чтобы радикальной, а такая вполне себе умеренная левая газета. Но несколько лет назад она таковой быть перестала. Наши враги ее перекупили и, оставив внешние контуры, заполнили газету иным смыслом. Иногда по старой памяти я ее открываю, но она вызывает во мне только омерзение. Так что те, кто ее выкупил, достигли двойного успеха. Тем, кто по-прежнему хочет ориентироваться на Guardian как на левую парадигму, они припудрили мозги, а тем, кто способен взглянуть на ситуацию со стороны, они отбили всякое желание с ней связываться. Посмотрите хотя бы на то, как они последовательно выступали за выдачу Джулиана Ассанжа сначала шведам, а потом американцам, потому что, дескать, otherwise it will support the culture of rape (иначе это будет выглядеть как поддержка культуры насилия). То есть журналисты The Guardian оправдывают любую вещь, которую делают империалисты. Вместе с британской службой Ми-6 они поддерживали и оправдывали даже сирийскую войну! Здесь вообще прослеживается очень интересная вещь. Россия, которая по своему самовосприятию вроде бы не такая уж левая страна, тем не менее занимает позиции, которые во внешней политике выглядят последовательно левыми. Гораздо более левыми, чем у любой левой партии в мире.
— Получается, Россия — это такой коллективный левый? Пусть сейчас я придерживаюсь консервативных правых взглядов, но мне приятно констатировать этот факт.
— Ну да, коллективный левый. Об этом свидетельствует и поддержка Венесуэлы. Конечно, если бы в самой Венесуэле были более внятные левые… Но мы уж не будем рассуждать подобно Агафье Тихоновне у Гоголя: «Если бы губы Никанора Ивановича да приставить к носу Ивана Кузьмича…» Что есть, то есть, мы живем в реальном мире. И в нем Венесуэла пользуется поддержкой Кубы и России. То есть сегодняшняя Российская Федерация продолжает линию той самой Москвы, о которой Владимир Маяковский говорил: «С таким вопросом надо обращаться в Коминтерн, в Москву». Коминтерна больше нет, но Москва осталась. И я к этому отношусь очень положительно.
Раз уж у вас сейчас консервативные интересы, то давайте вспомним Карла Шмитта (немецкий теолог и философ XX века, «заслуженный юрист Третьего рейха» — прим. ред.), который в известном смысле является маяком консерватизма. Он говорил: «Что может быть важнее настоящего врага? Ты сначала выбери его, а уж с друзьями как-нибудь определишься». Это очень хорошая, правильная мысль. Если мы врага видим и определяем его как империализм, который реально действует в современном мире, тогда союзниками врага оказываются все те силы, которые становятся на путь коллаборационизма — любым образом, какой бы стилистики они при этом ни придерживались и как бы ни оправдывались эстетически и этически. Если они там, в лагере врага, то они там и нигде иначе. Так что же в таком случае представляют собой все эти условные левые движения, которые находят свою причину, по которой Ассанжа надо отправить в Гуантанамо, или же резоны, согласно которым следует поддерживать мятеж радикалов в Сирии? Неважно даже, какие у них причины, стоит ли над этим задумываться и тратить усилия — ведь вывод и без того ясен. Помните, у Виктора Пелевина (воспроизвожу приблизительно): «Когда перед вами появляется боевой дискурсмонгер, вы даже не прислушивайтесь к тому, что он говорит, просто стреляйте!» Потому что все, что он говорит, имеет отношение исключительно к попытке оформить свои ракеты и свой боевой аппарат. Так и здесь.
Резюмирую: современное левое движение в основном захвачено противником, и ему сообщено новое содержание, кардинальным образом изменившее суть. Однако то же самое произошло и с правым движением. Оно встало на тот же трагический путь подмен. Сейчас в Европе возник так называемый сионо-нацизм — что в этом хорошего?
— Но ведь сионо-нацизм — это термин скорее маргинального толка. Ни одна из легальных общественных сил под ним не подпишется.
— Не знаю, подпишется или нет, но я вижу, что все крайне правые партии (вроде «Шведских демократов»), входящие в парламенты Европы, наряду со своей реакционностью питают большую любовь к Израилю. Это ведь такой маркер, который неслучаен.
Я причем был свидетелем того, как это зарождалось. Вот, например, в Швеции действительно было правое движение, которое вмещало в себя некоторый супермаркет идей. По теме Израиля и сионизма шведские правые разделились. На первый взгляд, эта тема может показаться маргинальной. Все правые шведы не любят мигрантов, и в этом они едины, однако одни поддерживают Израиль, а другие — нет. И судьба у двух дочерних политических движений оказалась совершенно разной. Те, кто поддерживает Израиль, получили деньги и газеты, доступ к телевидению, они пришли в парламент (Риксдаг) и стали третьей по весу партией Швеции (в 2014 году на выборах «Шведские демократы» заняли третье место, получив 12,9% голосов и 49 депутатских мест в Риксдаге — прим. ред.). А тех, кто выступил против Израиля, загнали в подполье, и они едва существуют.
— А разве левые партии не дружат с Израилем? По-моему, еще как дружат.
— Да, с европейскими левыми, кстати, случилось нечто похожее — на каком-то этапе они начали очень дружить с евреями. Больше, чем следовало.
— И попали в кабалу?
— Они прогнулись, согласились, смирились. Им это понравилось. И они подумали, что теперь так навечно, что евреи всегда будут их проплачивать. Однако евреи, увидев, что целый ряд левых движений — это отработанный материал и никому больше не нужны, перестали ими заниматься. А зачем? Международное еврейство — это ведь не филантропическая организация, которая должна заботиться обо всех, кто решил связать с ними свою судьбу. Я об этом написал в свое время статью и приурочил ее к соответствующему спору в The Guardian (когда была еще старая The Guardian). Помню стенания британских левых: «Евреи, что же вы нас бросили?» А я написал в своей статье, что в Соединенных Штатах, в цивилизованном Нью-Йорке, есть целый телефонный сервис, который может ответить на их жалобы. Допустим, вы знакомитесь на улице с девушкой, и она вместо того, чтобы сразу послать вас по определенному адресу, дает вам телефон такого сервиса. Вы с радостью туда звоните, думая, что это личный телефон девушки, а там автомат отвечает: «Человек, давший вам номер, не хочет поддерживать с вами личные отношения. Теперь у вас есть три выбора: один — нажмите на кнопку и пожалуйтесь, два — продолжайте надеяться, три — обратитесь за психологической помощью». Британским левым я посоветовал те же три варианта. Ну и что, что разлюбили вас евреи, постарайтесь как-нибудь жить дальше. Они и попытались: думаю, что приход Джереми Корбина (нынешнего лидера Лейбористской партии в Англии — прим. ред.) и есть попытка пережить расставание с евреями. Сам он и его помощники пережили, но в целом Лейбористская партия еще чувствует последствия этого расставания.
— Но ведь левое движение изначально, на самых ранних своих исторических этапах, было связано с еврейскими интеллектуалами. Известно, что даже создатель «пролетарской Библии», немецкий философ Карл Маркс являлся по рождению евреем.
— Карл Маркс — бывший еврей, если можно так сказать. И Маркс, и Лев Троцкий, и Роза Люксембург, и многие деятели левого толка отказались от своего еврейства. Да, немало выходцев из еврейской среды участвовали в левом движении, но они не остались при этом евреями и публично подчеркивали данный факт. Так же, как в свое время апостолы Христа вышли из еврейства в христианство, так это поколение вышло из еврейства в коммунизм. Когда сегодня начинают обращать чрезмерное внимание на их еврейское происхождение, это выглядит сильным упрощением. Все равно что говорить, будто христианские апостолы были в первую очередь евреями, или подчеркивать, что в окружении пророка Мухаммеда встречались евреи. Ну были, ну встречались, да. Как в известном анекдоте: «Но любим мы их не только за это».
— Тем не менее БУНД — всеобщий еврейский рабочий союз, действовавший в начале ХХ века, — воспринимался чуть ли не как одно из крыльев РСДРП, хотя имел четко выраженную национальную окраску.
— Поэтому до сих пор, когда читаешь критику Владимира Ленина в адрес БУНДа, видишь, насколько это оправданно. Он говорил: «Если молчать, то еврейские марксисты завтра верхом будут на нас ездить». Данную ленинскую фразу, я считаю, надо всем левым движениям написать где-нибудь у себя на стенке.
Читать полностью https://www.business-gazeta.ru/article/422985

Tags: Шамир, левые, политика, социализм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments