kozlovekb9 (kozlovekb9) wrote,
kozlovekb9
kozlovekb9

Categories:

Дмитрий Галковский о Гуэльмане

Украинский романс «Засохли говны и жопу шкрябают»

В фильме «Девять дней одного года» Лев Дуров сыграл кегебистского тамаду на посиделках интеллигентных ученых. Когда подвыпившие атомщики норовили выболтать военные секреты, персонаж Дурова тихо, но твердо говорил: «об этом не надо».

Марат Гельман явно нуждался в услугах подобного социального замедлителя, в его случае не офицера контрразведки, а врача-психиатра. Который бы вовремя убирал из поля зрения Марата Александровича колюще-режущие предметы или выдергивал из его головы сорняки многочисленных «арт-проектов»: мазание экскрементами икон, кормление свиньи бутылочными осколками, засовывание в рот (а то и похлеще) электрической лампочки и т.д. и т.п. Фантазия у таких людей бывает неистощимая.

Однако вскоре после «битвы при Вороньей слободке» случилось невероятное. Я когда узнал, долго тер глаза и щипал себя за руку, надеясь, что это сон. Сумасшедшего Гельмана назначили тамадой к кегебисту Олегу Чиркунову, губернатору Пермской области. То есть это ГЕЛЬМАН должен был предохранять незадачливого губернатора от ошибок и бестактностей.

Произошло то, что должно было произойти. Вместо того чтобы изображать наивного столичного добряка, и помогать хозяину тихо (тихо!) осваивать деньги по линии культуры (понятное дело, для которого его и выписали из Москвы), Гельман поссорил Чиркунова с местной интеллигенцией и зафантанировал мегаломаническими проектами – большей частью на свою тему (кал, кровь, битое стекло, скелеты). На этом фоне жизнь пермской глубинки стала переливаться пятьюдесятью оттенками серого. Все «мягкие» события: открытие нового детского сада, успешные археологические раскопки, акции благотворительного фонда, - оказались никому не интересны, про них забыли, а «жесткач» стал выдаваться на-гора тоннами и прочно ассоциироваться с деятельностью Гельмана и, следовательно, администрации Чиркунова. К тому же «жесткач», увы, имеющий место всегда, пошел в Пермской области как-то особенно густо.

Сначала грохнулся пассажирский «боинг», все погибли. Затем затонул пермский теплоход – в считанные минуты недалеко от пристани. Погибло более ста человек, много детей. Все вспомнили гельмановскую инсталляцию – издевательский «HOLLYWOOD»: надпись гигантскими буквами «Счастье не за горами» недалеко от пермского речного вокзала.

Наконец в городе сгорел ночной клуб «Хромая Лошадь», погибло более 150 человек. На месте катастрофы нашли огромное количество героина. Хозяева клуба входили в гельмановскую тусовку, с подачи креативного Марата Александровича по городу разъезжали автобусы с надписями «Лучше зажигай в клубе, чем в лесу».

Я перечисляю только катастрофы общенационального масштаба.

Постепенно незадачливый Чиркунов понял, что его «атташе по культуре» больной на всю голову наркоман, который посадил на тяжелые наркотики (и тем самым убил) собственного сына. Но было уже поздно. Пермский креатив вызвал гнев Москвы, Чиркунова попросили с вещами на выход, причем с аудитом. Началось следствие, Чиркунов вместе с семьей бежал за границу.

Гельману сначала удалось отвертеться, и я, грешным делом, подумал о подставе. Подстава, разумеется, была, но последующие события показали, что Гельман об этом не знал. Дела его шли все хуже, и после начала украинских событий он тоже убежал за границу - на фоне участившихся вызовов в прокуратуру. Кроме всякого рода злоупотреблений и махинаций вскрылась его работа на украинскую разведку.

Что ж, какая разведка – такие и штирлицы.

Tags: Гельман, Перьм, Урал, искусство, либералы, мистика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments