kozlovekb9 (kozlovekb9) wrote,
kozlovekb9
kozlovekb9

Categories:

СДТ. Уоррен Баффет ненавидит её. Александрия Окасио-Кортес поддерживает её.

Уоррен Баффет ненавидит её. Александрия Окасио-Кортес поддерживает её.

Уоррен Баффет ненавидит её. Александрия Окасио-Кортес поддерживает её., изображение №1

Путеводитель новичка по Современной монетарной теории.

Вокруг Современной монетарной теории развернулась достаточно острая полемика. Критики считают её полной бестолковщиной. “ММТ породила эксцентричный, нелогичный, извилистый путь размышления о макроэкономике, почти невосприимчивый к атакам”, - заявил недавно в своём блоге Скотт Самнер, экономист из Университета Бентли. Сторонники ММТ утверждают, что критики, являющиеся “частью вырождающейся парадигмы, потерявшей всякую правдоподобность” (по мнению австралийского сторонника ММТ Уильяма Митчелла), в свою очередь, утратили всякую восприимчивость к разумным доводам.

Такой сумбур в умах не ведёт ни к чему хорошему, поскольку Современная монетарная теория, ранее ограниченная блогами и горсткой вузов, включая Университет Миссури в Канзасе, внезапно проявилась в публичном поле. В США левое крыло Демократической партии ссылается на ММТ, чтобы обосновать обширные государственные расходы на “Зелёный новый курс” с целью отучить США от использования ископаемого топлива, а также на финансирование программы всеобщего медицинского страхования. Можно с уверенностью предположить, что ММТ будет вовлечена в дебаты президентской гонки 2020 года. Так что сейчас самое время, чтобы погрузиться в Современную монетарную теорию - что это, откуда появилось, какие аргументы есть “за” и “против”.

К счастью, первый учебник, основанный на ММТ, был опубликован в феврале. 573-страничная книга, названная просто “Макроэкономика”, была написана следующими авторами: Уильямом Митчеллом, экономистом австралийского Университета Ньюкасла, Рэндаллом Рэем из Бард-колледжа в Аннандэйл-на-Гудзоне, штат Нью-Йорк, и Мартином Уоттсом, почётным профессором Университета Ньюкасл. Эта статья использует материалы учебника, а также научных статей и блогов сторонников и критиков ММТ.

Уоррен Баффет ненавидит её. Александрия Окасио-Кортес поддерживает её., изображение №2

Хорошо будет начать с простого описания, которое всегда можно иметь под рукой: ММТ предполагает, что страны с собственной валютой, такие, как США, не должны бояться накопить много долгов, поскольку они всегда могут напечатать больше денег для выплаты процентов. Единственным ограничителем этого выступает инфляция, которая может разразиться, если государственный и частный сектора будут производить большие траты в одно и то же время. До тех пор, пока будет достаточно рабочих и оборудования для удовлетворения растущего спроса без разжигания инфляции, государство может тратить столько, сколько необходимо для поддержания занятости или достижения других целей, например таких, как замедление климатических изменений.

Если вы дошли до этого места, то вы уже готовы встретиться с критикой. Поскольку ММТ ассоциируется с левыми идеями, некоторые люди предполагают, что теория предполагает оплату социальных программ за счёт богачей. Действительно, ММТ порывает с либеральной ортодоксией, заявляя, что любые налоги на богатство хороши для снижения неравенства, но при этом они всё равно несущественны для финансирования государственных расходов. Другое недопонимание заключается в приписывании теории вывода о том, что бюджетный дефицит не имеет значения. 13 марта Школа Бизнеса Бута Университета Чикаго опубликовала результаты опроса видных экономистов, который представлял ММТ именно в таком свете, упуская из вида положения теории о том, что слишком большой дефицит может вызвать чрезмерную инфляцию. Опрошенные экономисты дружно не согласились с ММТ, поданной в таком ключе. Защитники ММТ заявили, что это была грязная игра.

Современная монетарная теория говорит о том, что мир так и не пришёл к согласию по поводу кончины золотого стандарта в 1971 году, когда президент Ричард Никсон объявил, что доллар больше не конвертируется в золото. В современной эре фиатных валют, говорит ММТ, США и другие большие экономики больше не нуждаются в том, чтобы иметь достаточно золота для обеспечения бумажных денег. Поэтому они могутнапечатать столько, сколько им требуется.

Я думаю, нас сегодня посетили существа с Марса

ММТ заявляет права законного наследника теории британского экономиста Джона Мейнарда Кейнса, который и создал научное поле макроэкономики в период Великой депрессии. Кейнс ввёл термин “парадокс бережливости”. Его догадка была в том, что хотя отдельное домохозяйство при падении доходов может вытащить себя из ямы путём сокращения расходов, экономика в целом этого сделать не может. Расходы одного домохозяйства - это доходы другого, и если все экономят, то платить попросту некому. В итоге мы получаем депрессию - ситуацию, которую может исправить только правительство, поскольку, в отличие от частного сектора, только оно может вкладывать деньги в карманы людям, тем самым придавая ход экономике.

C точки зрения ММТ, за последние десятилетия преемники, такие как Пол Самуэльсон, распотрошили кейнсианство, необоснованно пытаясь сделать экономику подобной физике и преуменьшая роль фундаментальной неопределённости. Сторонники ММТ не относят себя к мейнстриму, называя эту школу мысли “ублюдком кейнсианства”, по выражению покойного британского экономиста Джоан Робинсон.

ММТ также опирается на труд по “функциональным финансам” рождённого в России британского экономиста Аббы Лернера, который писал в 1940-х, что правительство должно тратить столько, сколько нужно для достижения его целей, а на бюджетный дефицит можно наплевать. Позднее британский экономист Винн Годли развил концепцию секторальных балансов, которая базируется на том бухгалтерском расчёте, что когда правительство сталкивается с дефицитом, негосударственный сектор должен иметь излишки денежных средств, и наоборот.

Стартовав в 1990-х, зарождающееся движение объединилось при финансовой и интеллектуальной поддержке Уоррена Мослера, управляющего хедж-фонда, проживающего на Американских Виргинских островах и имеющего интересы в диапазоне от политики до проектирования катамаранов. Движение внушало скептицизм. Когда Митчелл представил идеи ММТ на экономической конференции, по его воспоминаниям, первым комментарием было “Я думаю, нас сегодня посетили существа с Марса”.

ММТ отвергает современный консенсус о том, что экономикой следует управлять в первую очередь путём увеличения и снижения процентных ставок. Сторонники ММТ полагают, что естественная цена фиатных денег равна нулю, и закрепление более высокого процента лишь подачка классу инвесторов. Они утверждают, что доводка процентных ставок неэффективна, поскольку бизнес принимает решение обинвестировании на основе перспектив роста рынков, а не стоимости денег.

Сторонники ММТ доказывают, что экономикой следует управлять путём фискальной политики - правительственными расходами и налогами. Они хотят, чтобы центральный банк обеспечивал казну деньгами. Когда казна нуждается в деньгах, центральный банк решает это нажатием кнопки - создавая деньги из воздуха путём кредитования казначейства. Новый учебник гласит, что сегодня правительства “пытаются придерживаться чрезмерно жёсткой фискальной политики чтобы не вступать в противоречие с монетарной политикой”.

ММТ в противовес очевидным вещам утверждает, что банки не выдают займы из депозитов. Скорее, они выдают займы, основываясь на спросе на них, после чего заёмщики копят доходы в банке. Любой, кому они выписывают чек, просто делает вклад в другом банке. Суть в том, что скорее займы создают депозиты, а не наоборот. И это та сторона ММТ, с которой согласны даже некоторые консервативные центральные банки - например, германский Бундесбанк.

Чтобы стабилизировать безработицу, ММТ предлагает запускать финансируемые из федерального бюджета и администрируемые на местах программы занятости населения. Правительство в этом случае трудоустраивало бы больше людей на спадах, чем на подъёмах. Павлина Чернева из Экономического института Леви Бард-колледжа уточняет план действий. Александрия Окасио-Кортес, демократический социалист из Бронкса, заседающая в Конгрессе свой первый срок, поддерживает программу занятости и говорит, что “ММТ должна быть существенной частью нашей дискуссии”.

Уоррен Баффет ненавидит её. Александрия Окасио-Кортес поддерживает её., изображение №3

ММТ бросает вызов ключевому принципу общепринятой экономической науки, который гласит, что рост бюджетного дефицита вызовет рост процентных ставок, при прочих равных. Всё совсем наоборот, заявляют они, становясь похожими на Белую Королеву из “Алисы в Зазеркалье”. Когда правительство тратит больше, частный сектор получает деньги и вкладывает их в банки. При большом количестве денег в банковской системе и отсутствием спроса на них, процентные ставки будут падать, а не расти, говорит ММТ. Так будет, пока правительство не решит накапливать резервы путём продажи облигаций, чего ему делать не следует.

У правительства нет нужды продавать казначейские ценные бумаги или взимать налоги чтобы тратить деньги, поскольку центральный банк под контролем Минфина может оплачивать всё что угодно, словно по волшебству создавая электронные деньги. В идеальном мире ММТ всё ещё будут налоги, но их основная задача, помимо снижения экономического неравенства, быть “противовесом” для удержания инфляции под контролем. Налоги смогут откачать у потребителей и бизнеса достаточно денег для того, чтобы общие расходы в экономике не выросли на чрезмерную величину.

Соблазнительно считать, что концепция ММТ относительно фискальной политики в сущности сходна с таковой у мейнстрима: “Эй, они тоже верят в налоги!” - но это не совсем так. Сторонники ММТ считают, что инфляция не является главным образом результатом чрезмерно быстрого экономического роста. Они винят в инфляции в первую очередь безмерную способность бизнеса устанавливать цены. Поэтому вместо того, чтобы пытаться задушить экономический рост в борьбе с инфляцией, они предлагают раздробить монополии и не позволять банкам давать слишком много займов. “Чем более активно мы будем регулировать крупный бизнес в общественных целях, тем более тесно мы сможем приблизиться к полной занятости”, - написали три сторонника ММТ в письме в колонку Alphaville газеты Financial Times, которая была опубликована 1 марта.

Не удивительно, что с таким рецептом ММТ громко критикуется на Уолл Стрит, где её иногда даже зовут Волшебным денежным деревом (Magic Money Tree). Что более неожиданно, так это атака, которой новая школа мысли подвергается со стороны либеральных экономистов, которые казались бы естественными союзниками — например, Ларри Саммерс, бывший глава Казначейства и бывший президент Гарварда. Саммерс описывает ситуацию, в которой богатые страны страдают от “вечного застоя” и требуют создающего бюджетный дефицит постоянно высокого уровня правительственных расходов только для того, чтобы не попасть в рецессию, что сходно с утверждениями ММТ. Тем не менее, в недавно опубликованном номере “Вашингтон пост”, Саммерс называет ММТ “ошибочной во многих отношениях”.

Саммерс и другие могут беспокоиться по поводу того, что ММТ создаст дурную славу их более привычным взглядам на бюджетный дефицит. “Поскольку они заявляют, что общепринятая макроэкономика вся неверна, я полагаю, мы должны ответить”, — написал в своём блоге Пол Кругман, нобелевский лауреат и профессор Городского университета Нью-Йорка.

Критики ММТ доказывают, что попытки подстегнуть экономику методами фискальной политики обречены на провал, поскольку Конгресс и президент редко действуют достаточно быстро для того, чтобы отреагировать на падение экономики. Также они говорят, что нельзя надеяться на то, что политики будут готовы причинить боль обществу повышением налогов или снижением расходов в попытке подавить инфляцию. Сторонники ММТ отвечают, что они также против тонкой настройки и вместо этого предлагают использовать автоматические стабилизаторы - например, программу гарантий занятости - чтобы удержать экономику на правильном пути.

Недоброжелатели ММТ скептически относятся к той мысли, что Минфин и Центробанк будут работать в согласии. Федеральная резервная система выполняла запросы Министерства финансов на протяжении Второй Мировой, но такая возможность овердрафта использовалась после войны точечно и полностью прекратилась в 1981 — именно из-за предупреждения экономистов, что подчинённая позиция центрального банка приведёт к неконтролируемому росту инфляции. Также они сомневаются в программе гарантированной занятости, доказывая, что если правительственные гарантии уровня заработной платы будут слишком низкими, это не сильно поможет безработным или экономике в целом, а если слишком высокими, то это подорвёт занятость в частном секторе. План Черневой предусматривает оплату 15 долларов в час. ММТ представляет, что устроенные в государственном секторе работники вернутся в частный сектор, когда экономика укрепится, но это означает, что некоторые государственные функции более не будут выполняться. В электронном письме Р. Рэй отмечает, что циклические колебания в государственной занятости поддаются контролю.

Критики ММТ отвергают уверение теории в том, что страна с собственной валютой не должна беспокоиться о бюджетном дефиците. В конце концов, уже доказано, что страна, которая потеряет доверие инвесторов, столкнётся с резким падением курса её валюты. Не так давно, в 1976 году, Великобритания была вынуждена обратиться к МВФ чтобы стабилизировать курс фунта стерлингов. Р. Рэй говорит, что ошибкой Великобритании была попытка привязать свою валюту к доллару, и кризис смягчился, когда фунт перевели на плавающий курс.

Другие контраргументы более сложны для непосвящённых. Существуют сложные споры о том, как определяются процентные ставки и, например, борются ли государственный и частный сектор за сбережения. Экономисты мейнстрима говорят о том, что правильные части ММТ не новы, а вот новые - неправильны. Но сторонники ММТ указывают, что экономический истеблишмент не покрыл себя славой в годы недавнего спада и не разглядел глобальный финансовый кризис за десять лет до его наступления. Пол МакКулли, бывший ведущий экономист финансового гиганта Pacific Investment Management Co., говорит, что хотя он “не имеет удостоверения сторонника ММТ”, он полагает, что теория предлагает “надёжную архитектуру для мира фиатной валюты”.

В любом случае, новый учебник запустил ММТ, словно из рогатки. Самуэльсон в предисловии к изданию своей самой популярной книги 1990 года писал: “Мне не важно, кто пишет законы или разрабатывает передовые соглашения, если я могу написать учебник по экономике”. Стефани Келтон, сторонник ММТ, которая была советником по экономике независимого сенатора от Вермонта Берни Сандерса в президентской кампании 2016 года, а сейчас ведёт колонку в Bloomberg Opinion, видит, что экономические течения поворачивают. В своих выступлениях экономист Университета Стони-Брук любит приводить цитату, в которой говорится следующее: сначала они игнорируют вас, затем смеются над вами, затем сражаются с вами. А потом вы побеждаете.

Оригинал статьи — Warren Buffett Hates It. AOC Is for It. A Beginner’s Guide to Modern Monetary Theory.

Перевод Politeconomics и New Deal

Tags: СДТ, теория, финансы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments